Пятница, 22.09.2017, 05:49 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Давтян С.Э., Давтян Е.Н. О природе человека в свете постнеклассической науки ч. 2

  1. Уровни человека (биперсональная модель личности)

В заключительной фазе антропопоэза формируется объясняющий интеллект. На рисунке ниже (рис. 2) кратко представлены все три фазы, каждая из которых включает два этапа, первый из которых соответствует закреплению ролевого репертуара этого уровня в виде навыков, а второй – приобретению умений следующего уровня. Третья фаза описана поэтапно, так как в большинстве случаев на первом её этапе заканчивается процесс нормального развития человека.

Восхождение по уровням в биперсональной модели личности мыслится не как линейный процесс усложнения психики и личности, а как периодический процесс с двумя большими фазовыми переходами, каждый раз переводящими человека как сложную саморазвивающуюся систему на новый уровень саморегуляции с переподчинением процессов контроля и управления с нижних уровней на верхние. Согласно игровой модели самоорганизации, приобретение умений эквивалентно освоению роли, исполнение роли – воплощению в персонаже. Фазовый переход в этом контексте представляет собой процесс персонализации – трансформации персонажа в персону (а умения в навык), в ходе которого персонаж нижнего уровня становится актером, исполняющим роли следующего уровня: маска превращается в лицо, надевающее новые маски.

Первая персона (фаза 1, первый этап) появляется вскоре после «речевого взрыва» в возрасте около трех лет и проявляет себя уверенным использованием личных местоимений первого и второго лица. С этого времени человек становится индивидом, обладающим личностью, состоящей из одной персоны. Мы будем называть его человеком нижнего (inferior) уровня – инфа́нтропом, что вполне созвучно детскому периоду его развития. Инфантроп – результат успешно исполняемой роли человека сумевшим взять языковой барьер представителем отряда приматов, которого в нашей неонимической систематике мы будем называть преа́нтропом. Темперамент человека полностью определяется конституциональными особенностями преантропа, а характер – индивидуальными особенностями первой персоны. Инфантроп не имеет произвольного доступа к биографическому прошлому преантропа (чем и объясняется т.н. детская амнезия), однако ему доступны преантропные умения, навыки и общие знания (процедурная и семантическая память). Таким образом, эпизодическая (автобиографическая) память инфантропа либо контролируется его персоной, либо является структурной частью (аспектом) его персоны.

Рис. 2. Фазы и этапы антропопоэза (пояснения к терминам в тексте).

 

Вторая персона(фаза 2, первый этап) возникает в пубертатном возрасте в процессе второго большого фазового перехода и знаменует собой начало второй фазы антропопоэза, в которой индивид наращивает свою личность, состоящую уже из двух персон. Мы будем называть его человеком верхнего (superior) уровня – супера́нтропом. Суперантроп – результат успешно исполняемой роли взрослого человека бывшим ребенком – инфантропом. Морально-волевые качества личности определяются индивидуальными особенностями второй персоны и окончательно формируются на втором этапе антропопоэза. Напомним, что непосредственно осознаются процессы самого верхнего уровня: при наличии второй персоны, первая не осознается. В норме в бодрственном состоянии верхний человек не осознает присутствия нижнего человека (Гамлет ничего не знает об актере, исполняющем его роль). Тем более, присутствие нижнего человека не осознается окружающими: человек обращен к ним своей внешней – преантропной – ипостасью, воспринимаемой и понимаемой (в том числе и самим хозяином) как тело[12].

Есть все основания считать, что сновидения – это место, где здоровый взрослый человек имеет возможность побыть и почувствовать себя инфантропом – эмоциональным и простодушным, ничему не удивляющимся, лишенным антиципации и здравого смысла, плывущим по течению обстоятельств существом, приключения которого, к счастью, легко стираются из памяти, стоит только проснуться/вернуться второй персоне. Рапорт при гипнотическом сеансе можно понимать как установление управляющего канала связи между второй персоной гипнотизера и первой персоной гипнотизируемого.

Произвольный доступ суперантропа к биографическому прошлому инфантропа затруднен и сильно ограничен при хорошей, хотя и не полной, доступности процедурной и семантической памяти. Можно предположить, что эпизодическая память суперантропа также строго персонализирована, а его доступ к ранним событиям жизни обеспечивается и поддерживается лишь благодаря повторяющимся воспоминаниям и рассказам очевидцев (родителей, друзей и т.д.). Частично это подтверждается нашей весьма ограниченной способностью помнить свои сновидения. Этот вопрос, однако, нуждается в дальнейшем прояснении.

 

  1. Психопатология как расстройство биперсональной личности.

В общем виде всю психопатологию можно понимать, как нарушение управления в вышеописанной многоуровневой иерархической системе в рамках биперсональной модели личности: 1) ослабление управляющих процессов верхнего уровня приводит к усилению/дезорганизации управляемых процессов нижнего (пограничная патология); 2) при критическом ослаблении/прекращении управления сверху, функции управления берет на себя нижележащий структурный уровень (психозы).

При патологии, несовместимой с полноценным функционированием верхнего уровня личности, вторая персона редуцируется к первой, суперантроп – к инфантропу, который теперь становится верхней инстанцией, осознает себя как та же личность и называет себя тем же «я». При этом он способен осознавать произошедшие в его состоянии и в окружающей обстановке изменения: чаще всего они сводятся к ухудшению самочувствия с ощущением собственной измененности, тревоге и непонятному изменению смысла происходящего. Как уже упоминалось выше, это связано с тем, что на каждом уровне реальности «одни и те же» события несут в себе разные смыслы («наверху» герои умирают, а «внизу» все притворяются). Именно поэтому переживания «провалившегося вниз» психотика так часто сопровождаются ощущением притворства и игры, далеко не ограниченным только интерметаморфозой, но и в явном или скрытом виде присутствующим в структуре всякого персекуторного бреда. Амнезия переживаний острого периода психоза отражает неспособность «вернувшейся» второй персоны получить доступ к событиям, в которых она не участвовала.

В силу ограниченного объема данной публикации, перечислим лишь некоторые психопатологические синдромы, развитие которых может рассматриваться как инфантропный регресс: помимо острых аффективно-бредовых состояний, это истерические и эпилептические сумерки, сомнамбулизм, онейроид, делирий, психотическая мания, депрессия и деперсонализация, апато-абулический дефект. Психические автоматизмы, амбивалентность, атаксию и иную атрибутику схизиса можно понимать, как проявления диссоциированного регресса, при котором первая персона получает доступ к самосознанию при частично функционирующей, но отчужденной верхней персоне, управляющая и контролирующая активность которой воспринимается нижней персоной (с которой ассоциируется вся личность) как постороннее вмешательство.

Кататонические состояния в их предельном выражении, а также вся тяжелая психопатология детского возраста, вероятнее всего, объясняются более глубоким, преантропным регрессом, в то время как психопатология пограничного уровня, такая как ОКР, – менее глубоким, суперантропным регрессом, при котором не происходит сдвига самосознания, но имеет место ослабление управляющих функций второй персоны, в результате чего возрастает активность нижнеуровневых автоматизированных процессов, порождающих нецелесообразные движения и представления. Наконец, задержки и неравномерность в прохождении фаз и этапов антропопоэза ответственны за всю гамму патологии развития – от тяжелых форм умственной отсталости и аутизма до расстройств личности в традиционном смысле этого словосочетания.

Интересной представляется возможность объяснения таких относительно редких и загадочных расстройств как синдром аутоперсонамнезии[7, 8] и расстройство множественной личности. В рамках обсуждаемой модели оба эти состояния стартуют одинаково – с инфантропного регресса в условиях тяжелой психотравмирующей ситуации, в ряде случаев усиленной патогенным биологическим влиянием (экзогенным, либо эндогенным). Далее возможно несколько сильно неравновероятных сценариев. Чаще всего, очевидно, наступает полноценное восстановление личности (полная реперсонализация) с амнезией психотических переживаний (в силу временного отсутствия второй персоны) в рамках острого (чаще всего, истерического) психоза. Интересующий нас вариант выхода – патологическая реперсонализация, в ходе которой исходная вторая персона не восстанавливается: либо порождается новая «чистая» вторая персона с пустой биографией и старой процедурной/семантической памятью (аутоперсонамнезия), либо вторая персона «со стажем» выбирается из числа старых (запасных?) не(до)персонализированных персонажей (отвергнутых, но не забытых окончательно?) пубертатного этапа антропопоэза (множественная личность).

 

  1. Заключение

Человек действительно является био-психо-социальным существом. Однако социальность не представляет собой отличительное видовое качество человека – в природе существуют как менее, так и более социальные животные. На самом деле то, что возвышает человека над природой – это не социальность, а культура, вхождение в которую начинается с овладения языком, а завершается формированием личности (в индивидуальном мире), эволюцию которой мы попытались угадать в предлагаемой для обсуждения модели. Мы намеренно не углублялись в мозговые аспекты антропопоэза, полагая уместным посвятить этой проблеме отдельную публикацию. А пока отметим лишь, что рассматриваем биперсональную модель личности как эвристическую гипотезу, открывающую новые (в сравнении с декларативной «био-психо-социальной» моделью) возможности в исследовании психических расстройств и приглашаем заинтересованных коллег к открытой дискуссии.

 

Литература

  1. Витгенштейн Л. Логико-философский трактат / Пер. с нем. И. Добронравова и Д. Лахути; Общ. ред. и предисл. Асмуса В. Ф. М.: Наука, 1958 (2009). 133 с.
  2. Выготский Л.С. Мышление и речь. 5е изд. М.: Лабиринт, 1999. 352 с.
  3. Давтян С.Э. Природа человека и эволюция психотической реальности (трансдисциплинарная модель) // Известия Иркутского государственного университета, серия «Психология», 2013. Т. 2, № 2. С. 18–32.
  4. Матурана У., Варела Ф. Древо познания: Биологические корни человеческого понимания / Пер. с англ. Ю. А. Данилова. М.: Прогресс-Традиция, 2001. 224 с.
  5. Менделевич В.Д., Соловьева С.Л. Неврозология и психосоматическая медицина. М.: МЕДпресс-информ, 2002. 608 с.
  6. Носов Н.А. Виртуальная реальность // Вопросы философии, 1999. № 10. С. 152–164.
  7. Остроглазов В.Г. Autopersonamnesia. Новый психологический феномен? Независимое сравнительноеисследование. Часть 1. // Независимый психиатрический журнал, 2004. №4. С. 51-58.
  8. Перехов А.Я. Аутоперсонамнезия. В кн.: Психиатрия. Ростовская научно-педагогическая школа: Учебник / Под ред. В.А. Солдаткина. – Ростов н/Д: Профпресс, 2016. С. 764–806.
  9. Стёпин В.С. Исторические типы научной рациональности: проблемы демаркации и преемственности // Философия, методология и история науки, 2015. T. 1, № 1. С. 06–27.
  10. Тищенко П.Д. Био-власть в эпоху биотехнологий. М.: ИФ РАН, 2000. 177 с.
  11. ХейзингаЙохан. Homoludens. Человек играющий /Сост., предисл. и пер. с нидерл. Д. В. Сильвестрова. СПб.: Изд-во Ивана Лимбаха, 2011. 416 с.
  12. Nagel, Thomas. What Is It Like to Be a Bat?The Philosophical Review. 1974. 83 (4). P. 435–450.
  13. Uexcull, Jakob von. TheoretischeBiologie. Berlin: Springer, 1928. 253 p.

 

 

Сведения об авторах

Давтян Степан Эдуардович – канд. мед. наук, доц. каф. психиатрии и наркологии мед. фак-та ФГБОУ ВПО СПбГУ, зав. дневным стационаром №2 СПб ГБУЗ ГПНДС №7. E-mail: stepandavtian@gmail.com

 

Давтян Елена Николаевна – канд. мед. наук, доц. каф. клин. психологии и психологической помощи ФГБОУ ВПО РГПУ им. А.И.Герцена, зав. дневным стационаром №3 СПб ГБУЗ ГПНДС №7. E-mail: elena.davtian@gmail.com

 

[1] «Саморазвивающимся системам присущи иерархия уровневой организации элементов и способность порождать в процессе развития новые уровни организации. Причем каждый такой новый уровень оказывает обратное воздействие на ранее сложившиеся, перестраивает их, в результате чего система обретает новую целостность. С появлением новых уровней организации система дифференцируется, в ней формируются новые, относительно самостоятельные подсистемы. Вместе с тем перестраивается блок управления, возникают новые параметры порядка, новые типы прямых и обратных связей» [9].

[2] Следствием такого положения дел является парадокс, известный под названием «психофизическая проблема», с вытекающей из него «проблемой свободы воли».

[3] Umwelt в понимании Якоба фон Икскюля [13]

[4]Каково это – быть летучей мышью? [12]

[5]В знаковых системах одно означающее может указывать на несколько означаемых и наоборот, что находит свое отражение в таких явлениях как синонимия и омонимия. Подобно текстам, состоящим из слов, миры состоят из ситуаций. Каждое слово текста многозначно, однако благодаря тому, что тексты (как и миры) передают смыслы, в словах (как и в ситуациях) актуализируются и фиксируются (через контекст) вполне определенные значения, помогающие этот текст правильно понять. Чем меньше в тексте смысла, тем неопределеннее контекст и тем труднее понять, что в точности означают слова. Если смысл текста истолкован неверно, то ошибочно будут прочтены и некоторые слова; и, наоборот, ошибочное прочтение некоторых слов приведет к искаженному или извращенному пониманию смысла текста. Сказанное в полной мере относится и к отношению «ситуация-мир».

[6]В версии перевода с нидерландского Д. В. Сильвестрова[11]

[7] Например, реальность шахматной игры существует, пока соблюдаются базовые правила игры – в пределах пространства доски, отпущенного времени и разрешенных ходов. Если, допустим, разыгрывается сицилианская защита, то игра поднимается на новый уровень, в котором вводятся новые ограничения на допустимые действия: ходы, считавшиеся бы правильными в первом уровне, могут оказаться неправильными во втором. При этом, «вычислить» какие ходы будут сделаны в реальной партии или понять их смысл, руководствуясь базовыми правилами игры невозможно.

[8] В версии перевода с немецкого И. Добронравова и Д. Лахути [1]

[9] Например, антропоидам, обученным жестовому языку.

[10] Однажды в близком значении «человек как произведение культуры» этот термин использовался московским философом П.Д. Тищенко [10] как альтернатива понятию «антропогенез»; мы выводим этот термин из понятия «аутопоэзис» в понимании У. Матураны и Ф. Варелы [4].

[11]Пред-ставлять – мысленно ставить перед собой то, что в данный момент перед тобой не находится – можно только в случае, если представляемое имеет имя; речь идет о произвольном контроле над представлениями, позволяющем сказать: «я представляю» в противовес пассивному процессу «мне представляется», характерному, например, для патологии обсессивного круга.

[12]Напрашивается параллель с такими «спрятанными» персонажами как мистер Хайд Р.Л .Стивенсона и Тень К. Г. Юнга.