Вторник, 06.12.2016, 22:57 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Алёхин А.Н. О методологии

Говорят, что объёмы знаний сегодня растут с неимоверной скоростью, существенно опережая достижения людей в практической деятельности. Однако важнейшей функцией знаний, тем более научных, помимо, конечно, эрудиции, является именно обоснование этой практической деятельности человека в разных сферах обустройства жизни: создание техники, охрана здоровья и безопасности, строительство общества, проектирование образования и т.д.

Возникает закономерный вопрос: почему растущие объёмы знаний оказываются всё больше в стороне от насущных проблем жизнедеятельности? Почему научное знание, скорее, свидетельствует последствия, нежели прогнозирует или обосновывает?

Если отбросить в сторону подозрения о «недобросовестности» учёного сообщества, то естественным становится вопрос: а каков характер этого множащегося знания? Вопрос, сводимый, в принципе, к достоверности знаний. Не той достоверности, которая описывается статистическими критериями, а достоверности как соответствия «реальности» – действительности, в которой человек живёт и работает. В свою очередь вопрос о достоверности неминуемо приводит к вопросу о методе, способе получения и организации знаний. И проблемами метода издавна занимается особая часть научного производства –методология.

Методология – дословно учение о методах познания и преобразования действительности, где метод – это система регулятивных принципов преобразующей, практической или познавательной, теоретической деятельности, под которым понимается совокупность приемов, способов, принципов и правил познавательной деятельности, обеспечивающих получение достоверного знания.

Интерес к методологии возник и развивался вместе с развитием рефлексивной способности человека, то есть способности задаваться вопросами о том, каким образом формируются те или иные суждения о реальности. Хотя зачатки методологии можно найти уже в античности, и прежде всего в суждениях о познавательных способностях человека. Так, Платон противопоставляет мышление чувственному ощущению. По Платону, чувственность сливает разные качества вещи в одну, а мышление их расчленяет и потом объединяет в расчлененном виде. Таким образом, уже древние задумывались над тем, как возможно само познание.

Однако как самостоятельная сфера деятельности методология определилась относительно недавно. Её вызревание долго происходило в недрах философии, преимущественно в рамках гносеологии и в связи с задачами описания возможностей и ограничений, способностей и процессов познания человеком реальности. Лишь с конца девятнадцатого - начала двадцатого столетия строгая постановка вопроса об основаниях знания стала доминирующей темой размышлений на Западе, а методологические изыскания приобрели характер метанаучных и метафилософских, где и философия и наука рассматривались в качестве образцов знания, подлежащего методологическому препарированию.

Мы в России этот период благополучно проскочили, потому что все владели марксистко-ленинским методом познания, который, утверждалось, был вечен, потому что истинен. Но даже в тесных рамках философского обоснования идеологии вопросы методологии познания и деятельности были очевидны таким выдающимся людям, как А.А.Зиновьев, М.Мамардашвили, Г.П.Щедровицкий. Не стоит забывать и многотомные сборники работ под общим названием «Системные исследования», где учёные пытались в рамках марксисткой парадигмы провести методические приёмы, позволяющие расширить представления об изучаемых феноменах.

Но и это время уже позади. А в головах всё также мерцает диалектический материализм вкупе с причудливо понятыми концепциями современного естествознания. Отсюда многообразие частных методологий предметов: физики, химии, психологии, дидактики, физкультурно-оздоровительного дела.

Чаще всего такие частные методологии ограничиваются предложениями технических приёмов получения знаний. Однако без обоснования самих предпосылок такого получения прогресс знания сводится к злокачественной пролиферации текстов, где одни и те же феномены означиваются, переозначиваются, создавая причудливую картину симулякров и симуляций.

Новая методология прежде всего должна определиться с вопросом, что мы познаём – что является объектом, предметом знания. Реальность, действительность? Но тут же возникает вопрос, а как она дана нам, если не через психологический опыт, а значит, вопрос об объекте познания сводится к субъекту познающему. Кто есть человек, который познаёт действительность, как он её познаёт? И не является ли в таком случае познаваемое продуктом познания же? А если так, то как осуществляется познание и что в картине феномена – от действительности, а что – от устройства самого познавательного аппарата человека.

При таком подходе многие привычные суждения о мире приобретают характер проблематизаций. Что есть пространство? Что есть время? Как упорядочивается картина мира? И как должно строиться научное знание, чтобы оно было приближено к той действительности, с которой мы собираемся взаимодействовать?

Вот такие вопросы призвана решать методология, как способ думания, сегодня.

Высшая школа методологии и создана как место, где эти и подобные вопросы должны формулироваться и решаться. Потому что без ясной рефлексии над предпосылками и способами познания дальнейшее существование человека становится весьма проблематичным, и кризисы, вспыхивающие с завидной регулярностью, не тому ли свидетельства.

А кроме того, Высшая школа методологии организована как такое место, где интерес к сложным вопросам бытия является основным и системообразующим. И наша задача – сохранить способность к такому интересу в нашем «уплощающемся мире».

Главной целью, сверхзадачей своей работы Высшая школа методологии ставит осуществление таких обучающих технологий, которые позволяют человеку заинтересованному преодолеть привычные и опробовать новые способы думания, научить рефлексии собственных мыслительных операций и формированию безошибочных суждений о себе и действительности. По нашему глубокому убеждению, только это умение - безошибочно думать - позволит современному человеку ориентироваться в сложностях современного мира, эффективно в нём осуществляться и действовать независимо от частностей той профессиональной деятельности, которой он занят, поскольку сейчас уже очевидно, что мышление, то есть процесс, позволяющий эффективно решать проблемы, возникающие в повседневности, становится единственным и универсальным для любого человека инструментом при строительстве собственной жизни.