Четверг, 08.12.2016, 08:56 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Семинар памяти Б.В. Иовлева. Часть 2.


Это 1966 год, я аспирант первого курса, нет, второго года уже. Это осень. И к нам приехал на стажировку главный психиатр кубинской армии, я уже не помню, как его зовут. Был жив Владимир Николаевич Мясищев, и мы Тиграна Анатольевича Немчина собрались на квартире, для того чтобы гостя, так сказать, угостить. Купили ему в подарок скороходовские ботинки, потому что увидели, какая у него жуткая стоптанная обувь. Было ведь это, Руслана? [обращаясь к Р.О. Серебряковой]. Вот Борис Вениаминович [показывает на слайде], это ваш покорный слуга (видите, какой? еще волосы были черные…). Дальше.

 

В 1980-м году Борис Дмитриевич Карвасарский (они много с Борисом Вениаминовичем совместно работали, и Борис Дмитриевич очень ценил аналитический ум Бориса Вениаминовича) написал книгу «Неврозы: Руководство для врачей». Большая книга, он получил хороший гонорар и купил небольшую дачку в Сосново. Вот мы туда приехали. Вот Руслана Олеговна, вот моя жена Галя, вот жена Бориса Дмитриевича, и вот Борис Вениаминович. А я фотограф. И мы так дружили. Дальше, пожалуйста.
 

Время шло, и в нашу Лабораторию благодаря инициативе Иосифа Михайловича Тонконогого мы приняли математика, не просто математика – математика-программиста, сейчас абсолютно всем известного – Александра Яновича Вукса. Александр Янович совершенно замечательный человек, специалист. Он является главным специалистом-компьютерщиком Института. Это его новоселье. Сотрудники Лаборатории у него дома. Он ездил в стройотряды разные, там зарабатывал деньги, купил квартиру кооперативную, и вот мы у него дома. Вот Борис Вениаминович, там Виктор Викторович виднеется, Наталья Хазанова, которая процветает в Сан-Франциско ну и другие. Вот Марина Юрьевна, которая сегодня присутствует, Светлана Ткаченко, Эльвира Борисовна Карпова… Дальше, пожалуйста.

 
Я говорил о том, в Лаборатории был математико-статистический «блок». Вот Борис Вениаминович – инициатор, руководитель, идеолог всех исследований, в неизменном галстуке, чего я себе не могу позволить. Вот Александр Янович и Марина, которая очень много сделала для многих наших сотрудников. Дальше.

 

Я говорил, что мы потихонечку стали практиковать, с середины 1960-х годов, такие посиделки лабораторные. И вот однажды на восьмое марта мы решили женщинам нашим сделать подарок. Мы не могли каждый сделать достойный подарок. Мы на стол ставили общий букет цветов. И решили сделать подарок из самих себя – из мужчин [смех в аудитории] Вот взяли в союзники Владимира Николаевича Мясищева – его портрет тут. Покойный Игорь Григорьевич Беспалько. Борис Вениаминович, Виктор Викторович молоденький, только что пришедший в Лабораторию, Александр Янович. Вот такая фотография. С удовольствием вспоминаем. Дальше.

 

Борис Вениаминович, как я уже говорил, очень любил пофилософствовать, обсудить глубокие методологические проблемы науки, и вместе с тем он нашел себе так сказать визави, для того чтобы поговорить о творчестве Бердяева, например, Ильина и так далее. Он знал эту русскую философию. И они обсуждали с Виктором, потому что Виктор оказался таким же интересующимся, читающим. Я не помню, чтобы кто-то из сотрудников за очень редким исключением вклинивался в эти их диспуты. Это типичная фотография. Они могли целый час простоять и доказывать друг другу что-то, что остальные совершенно не понимали. [смех в аудитории] Дальше.

 

1983-й год, 100-летие со дня рождения Мясищева. Тогда была конференция, сборник вышел, который мы с Борисом Дмитриевичем редактировали. Была представительная компания. Приехал Алексей Александрович Бодалев и другие. Вот известный вам, и вы тоже почтили его память – Изяслав Петрович Лапин. Руслана Олеговна, университетские люди, Инесса Николаевна. Слева Валентина Карловна Мягер – любимая сотрудница Владимира Николаевича, а это дочка Владимира Николаевича – Ирина Владимировна. Из Военно-медицинской академии тут Олег Николаевич Кузнецов. Вот мы собрались, и эта фотография напоминает нам о днях 30-летней давности. Дальше, пожалуйста.
 
 
Время шло, и Борис Вениаминович говорил: «Время идет, давайте фотографироваться, давайте наши встречи будет запечатлевать на фото». Это уже начало 1990-х. К тому времени появились эти «мыльницы», фотографироваться стало гораздо проще. И мы таким образом собирались, фотографировались. И мне ужасно грустно на все это смотреть. Потому что Игоря Григорьевича нет, Ксении Ральфовны нет, Инессы Николаевны нет, Нины Владимировны – нашего секретаря по диссертационным вопросам – нет. Теперь нет и Бориса Вениаминовича… Видите, какая грустная история. Ну, а тем, кто есть, многие-многие годы. Дальше.

 

Вот в кабинете у Бориса Вениаминовича. Откуда взялся этот лик, я не знаю. Он не был верующим человеком, хотя с большим уважением относился к философским, этическим основам, которые были заложены в ортодоксальном христианстве, в православии. Как-то к нам зашел проповедник американец и принес несколько экземпляров хорошо изданного Нового Завета. Какая цель преследовалась, я не знаю. И две книги мы взяли. Одна у меня до сих пор стоит, другая – у Бориса Вениаминовича. Здесь мы обсуждаем какие-то планы научной работы. Ольга Юрьевна уже защитилась, это 1988 год. Она неизменно руководила нашими учебными циклами. В общем, что-то мы здесь обсуждаем. Вот Александр Янович, Борис Вениаминович. Очень дорогая для меня фотография. Дальше.

 

У Бориса Вениаминовича с Ольгой Юрьевной была особая дружба и доверительные очень отношения. Ольга Юрьевна была аспиранткой у Модеста Михайловича Кабанова в отделении, и ей в этом отделении никто не занимался. Сейчас так можно сказать. А планировали, обсуждали и помогали во всем (Так ведь, Оля? О.Ю.Щелкова: Да) в Лаборатории клинической психологии. В результате руководителем её кандидатской диссертации был, по-моему, директор Института, консультантом докторской был я официально. Но я готов и имел абсолютное намерение поделить это с Борисом Вениаминовичем, потому что минимум 50% здесь его заслуга. Ну, так получилось как получилось. Иначе нельзя было. Дальше.

 

Это одно из застолий. Это непростые годы. Есть особенно нечего, кто что принесет и так далее, но все всегда аккуратненько наши Марина Юрьевна и Людмила Григорьевна и другие накроют, организуют. Мы с удовольствием собирались. Можно было поговорить. Это как раз на восьмое марта. Букетик мимозы. Дальше.
 

Вот Борис Вениаминович зачитывает поздравление. Кажется, это чей-то юбилей. Что еще у нас?

 

Этот человек справа вам, должно быть, хорошо известен. Борис Вениаминович с неизменным галстуком и Александр Янович. Это день Лаборатории. Фотография – на фоне кабинета Владимира Николаевича Мясищева, там мемориальная табличка висит. Теперь там табличка с моим именем. Чудная фотография. Я думаю, что Анатолию Николаевичу это фотография должна была бы нравиться, она памятная, конечно. Дальше.
 

Вот Борис Вениаминович там же на том же месте с Изяславом Петровичем Лапиным, который очень часто к нам приходил. Приходил поговорить, и он говорил: «А не с кем поговорить», - особенно когда он стал болеть. Он приходил поговорить. Изяслав Петрович работал с известнейшим психиатром, тоже с нашим большим другом, который ушел раньше его, с Юрием Львовичем Нуллером. Его имя вам, конечно, тоже знакомо. Он занимался проблемой аффективных психозов и так далее.
Так вот, Юрий Львович Нуллер, между прочим, в те годы, когда я только пришел в Лабораторию, был ординатором, по-моему, ординатором в нашей Лаборатории. В нашей Лаборатории начинал свою карьеру Карвасарский, Немчин. Карвасарский работал на 9-м отделении до объявления конкурса. После защиты диссертации его перевели в Лабораторию, потом защитил докторскую. После того как ушел из жизни Владимир Николаевич Мясищев, он стал руководителем 9-го отделения. То есть через Лабораторию прошли многие выдающиеся люди и ученые, врачи и психологи.
 

Дальше. Здесь, я не помню, когда это было. Да, это день Лаборатории в 2011 году. Здесь Борис Вениаминович, Елена Евгеньевна, бывшая наша сотрудница Танечка Федорова, секретарь Людмила Григорьевна, которая сейчас уже ушла на пенсию, и Марина Юрьевна, которая здесь сегодня присутствует.

 

Это одна из последних фотографий там же. А где я-то в это время был? Почему меня-то нет? Я не пропускал обычно. [Смеется. Смех в аудитории]. Вот Виктор Викторович и так далее.
Бочаров Виктор Викторович (кандидат психологических наук, доцент, доцент кафедры психологии экстремальных и кризисных состояний психологического факультета СПбГУ, руководитель лаборатории клинической психологии и психодиагностики СПб НИПНИ им. В.М.Бехтерева): Мы Вас приглашали, но Вы тогда не смогли быть, у Вас были неотложные дела.
Л.И. Вассерман: Вот и Руслана Олеговна.
 

Возможно это последняя фотография. Вот молоденькая наша аспирантка, начну с них, всегда с удовольствием к нам приходящая Марина Юрьевна, Александр Янович Вукс, вот я впервые, наверное, за год одевший пиджак, вот Виктор Викторович, наоборот, снявший пиджак, а Борис Вениаминович всегда при параде.

 

Хорошая фотография, её бы как-то увеличить, компьютерно отредактировать…
Ещё есть фотографии?
 
Вот эта последняя фотография. Фотографий очень много, и долго можно было бы рассказывать, здесь Борис Вениаминович для нас он всегда живой. Вечная ему память. Спасибо.

Читать продолжение>>>