Вторник, 06.12.2016, 22:58 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Пошлость всюду рядом...

Анатолий Алёхин, заведующий кафедрой клинической психологии РГПУ им. А.И. Герцена, доктор медицинских наук, профессор:

Есть вещи, которые не могут и не должны быть предметом подглядывания-разглядывания, по крайней мере, для людей цивилизованных и образованных. Болезнь, увечье, дефект здоровья – это такие явления, которые всегда были предметом заботы специалистов, проблемой, требующей особых душевных усилий родных и близких людей, и, конечно, щепетильной для обсуждения темой. Особенно когда речь идёт о психическом заболевании. Особенно если ею страдает ребёнок или подросток, то есть человек, который и в силу возраста, и по причине болезни не может постоять за свою честь и достоинство. Никто не застрахован от рождения больного дитя, и цивилизованное человечество ищет способы не только сохранять жизнь такого ребёнка, но и делать её по возможности достойной, пытаясь оградить её от угроз, которые неизбежно преследуют несчастного. Можно по- разному оценивать эффективность и качество этих усилий, но следовало бы понять и то, что природа гораздо сложнее, чем  мы привыкли думать. В жизни, увы, всегда есть  место и болезни, и уродству, и смерти, но из этого отнюдь не следует, что такие скорбные явления могут быть конвертируемым товаром. Оказывается, могут!

Неизвестная дотоле, а ныне лауреат кинопремии «Ника-2013» в номинации «Лучший неигровой фильм» Любовь Аркус разъезжает по стране с демонстрацией двухчасового монтажа съёмок о жизни подростка Антона. Фильм называется «Антон тут рядом». Вот Антон грустит, вот он смеётся, вот пытается работать, общается с людьми, вот он плачет – и так день за днём крупным планом, в разных обстоятельствах, ракурсах на протяжении двух лет. Если бы героем ленты был простой школьник,  её легко можно было бы принять за семейную хронику кинолюбителя. Но здесь  – золотое дно для человека находчивого! Ведь Антон ведь не обычный подросток, он страдает олигофренией – врожденным слабоумием. Это дефект внутриутробного развития, который, увы, не может быть излечен, по крайней мере, на современном этапе развития медицины. Автор, старательно реализуя свой художественный замысел, исполненным драматизма голосом повествует за кадром о своей нелёгкой судьбе и тяжкой женской доле, рассуждает об аутизме, который от отсутствия любви. Аутистом она упорно называет мальчика, игнорируя клинические факты и недоумение специалистов. Наверное, автору слово аутизм кажется красивее, чем слово олигофрения. Ей задорно вторит известный в городе философ, который в аутизме усмотрел средоточие проблем человечества вообще (не в олигофрении же!). Что ж, психические расстройства на отечественном интеллектуальном поле – доходные и пока ещё не занятые шесть соток и для философских умопостроений. К сожалению, задуманного обсуждения фильма не получилось. К тому же, как оказалось, обсуждать что-либо и не входило в планы новоиспечённого лауреата. Слава, настигшая на склоне творческой биографии, не всем по силам, и дискуссия, не успевая развернуться, то и дело скатывалось к  гневной проповеди-отповеди присутствующим. Любовь Юрьевна с присущей её художественной натуре чуткостью обзывала вопрошающих её дураками, невеждами и вредителями, порываясь время от времени покинуть аудиторию, где не нашлось ей ни сочувствующих, ни аплодирующих. Стенограмма дискуссии скоро появится на сайте нашей кафедры.    

Вопрос, который так и остался без ответа: «Зачем?» Зачем спекулировать на болезни мальчика, несчастье его родителей, их незадавшихся судьбах? На трудностях государственного содержания и призрения людей, подобных Антону? Этими вопросами наш лауреат, похоже, не озадачивается. Предвижу возражения: мол,  Любовь Аркус вскрыла важную общественную проблему, а её фильм заряжен пафосом неогуманизма! Ну да, обывателя легко растрогать показом  душевнобольного человека – в средневековой Англии даже существовали  специальные заведения для помешанных, куда за небольшую плату водили праздную публику. Но сколько теперь ещё нетронутых сюжетов?!  Не удивлюсь, если следующим «киношедевром» станет документальный репортаж о вскрытии умершего. Тема нетронутая и весьма доходная как для художественных экспериментов, так и для широких «философских обобщений».